20.03.2019. мнение
Свободное образование и мама с ребенком на работе в школе. Каково это?
Помню, когда у меня родился первый ребенок, я купила книжку Марты и Уильяма Серз. Про то, как растить ребенка от нуля и до года. Это потом уже были Ледлоф-Монтессори-Штайнер-Корчак и иже с ними. Но сначала были хоть и гуманные, но вполне себе традиционные терапевты Серзы. И знаете, больше всего меня в той книге поразил рассказ Марты о том, как она читала лекцию в университете и одновременно баюкала малыша в слинге.

Маша Ставинская
Мама 4-х участников Носа, разработчик детских приложений Moona.
Это сейчас никого не удивляет кормящая мама в европейском парламенте. Но тогда мама на лекции с ребенком в слинге меня поразила. Как это она смогла? Я ушла с работы, так как мне показалось невероятным совмещать ребенка и карьеру. Ведь с ребенком надо заниматься. Всякие там кормления-плавания, показы черно-белых узоров, слов по Доману, кубиков по Никитину, рамочек по Монтессори, высаживание с утра до вечера и с вечера до утра, в любую погоду по два раза в день гулять-спать, спать-гулять... Как же совместить это с работой? Никак, подумала я, и с работы уволилась. К слову, совмещать я начала только с третьим сыном. Да и то, работая из дома.

И вот я с интересом ждала, когда же Таня родит Ефима. Таня, куратор по искусству в Носе, школе, построенной по принципам свободного обучения. В прошлом году Таня вела свою мастерскую до самых родов. "Как она станет совмещать материнство и работу?" — гадала я. Рисование натюрмортов и портретов, шитье на машинке, валяние из шерсти и складывание коллажей, бесконечный гул деятельности вокруг... И самое главное, что интересовало меня: как Ефим будет совмещать маму со средой и как среда будет совмещать Ефима с собой?

Ефим в слинге
Вот Ефим в слинге у Тани. Ефиму — месяц. Он все время там, и какой-то огромный. Долго ли Таня выдержит такой слингоподвиг? Я сама — активная слингомама и знаю, о чем говорю, выносив в слингах четверку парней. Это не всегда легко, как кажется по фотографиям улыбающихся слингомам и слингопап в Инстаграме. Это физически тяжело. Особенно если это слингоношение по несколько часов в день без перерыва.

Пухленькие крепкие ножки Ефима торчат из-под слинго-шарфа. Ефим — часто на груди, Таня часто сидит. Вот Таня ест Любин обед левой рукой, правой поддерживает головку Ефима, Ефим ест мамино молоко. Вот Таня водит кисточкой по листу в мастерской, Ефим теребит бусы на шее у Тани. Таня смеется.
Ефим на руках
Вот Ефим подрос и стал глазеть по сторонам. Мир интересен Ефиму. Ефим интересен миру. Мне кажется он и сидеть в слинге стал не в пять-шесть месяцев, как рекомендуют, а гораздо раньше.

Ефим теперь путешествует по рукам тех участников среды, которые могут его смело носить. Чаще всего с ним Яна, сестра. Ей 15. Еще Маша, администратор. Еще Женя, психолог, или Люба, повар. Никогда я не видела его на руках Ильяса и Сережи, кураторов Носа. Нет, однажды Ильяс остался с Ефимом, когда тому исполнился год: Таня ушла на встречу о материнском ресурсе, которую проводила Женя. Ильяс очень ответственно планировал заниматься с Ефимом играми в лего. Но Ефим, как я успела заметить, занимался тем, чем считал нужным. "У меня с ним получается ладить!" — что-то в этом духе со сдержанной улыбкой сказал серьезный и ответственный Ильяс.
Ефим сидит
Однажды я пришла в НОС, когда был обед. И пока мои дети сопротивлялись ехать домой, я наблюдала за Ефимом, которому полгода. Вот он сидит в стульчике, отдельно ото всех, у стены с расписанием школьных активностей. Перед Ефимом — суп. Суп? В полгода? Ефима это не смущает. Ефим держит ложку. Как может. Ефим бьет ложкой по столику, по тарелке, по голове. По супу он попадает чаще, чем по столику. Поэтому суп, подчиняясь законам физики (а закон физики гласит: если бить по супу ложкой, то жидкое и твердое содержимое супа будет подпрыгивать в зависимости от степени силы удара), в общем, суп иногда попадал в Ефима и в окружающих. Немножко он попадал Ефиму в рот. Ровно настолько, чтобы Уильям и Марта Серз довольно бы покивали головами. Если бы, конечно, оказались в Носе. "Именно так начинается правильный прикорм, — сказали бы они. — По чуть-чуть".
Ефим на четвереньках
Вот Ефима спустили на пол. Он стал ползать. Вне зависимости от внешних условий Ефим полз туда, куда вело его пространство демократической школы Нос.

Раньше люди носили Ефима на руках, повернув лицом к миру. Ефим все время улыбался ему, а мир улыбался Ефиму в ответ. Но это было довольно краткое общение. Куда шел носитель Ефима, туда шел и Ефим. Теперь Ефим стал волен выбирать. Он стал сам себе водитель и носитель. Правда, иногда окружающие пресекали его дерзкие поползновения: "Нельзя выползать на улицу, когда там холодно, или в туалет, когда там открытый унитаз, или на балкон, когда там никого нет". Ефим пока не умеет читать Конституции Носа, поэтому перед ним приходится ставить запреты.
Ефим на двух ногах
Однажды я приехала и увидела, что Ефим ходит. Я стала судорожно вспоминать, когда же Ефим родился, и все мои подсчеты подсказывали, что ему нет 11 месяцев. Ефиму оказалось 9,5. Наш Свят пошел в год и четыре месяца. А Алекс в год. "Вот это да..." - думаю я.

Ефим с восторгом испытывает новое положение в пространстве, состояние Ефима прямоходящего, и все с восторгом обходят зашагавшего участника демократической среды ростом в 80 см. Мы долго обсуждаем с детьми, кто во сколько начал ходить и каково это: видеть, как такой малыш уже ходит.

Я вспомнила, что обычно после года все вещи с полок в доме, где маленькие дети, убираются повыше. По крайней мере те, которые ты не хочешь увидеть растерзанными. Свободно организованную среду Носа никто не планировал подстраивать под Ефима. И тем более "спасать" среду от него. Вот нарядили елку: на ней много стеклянных игрушек. Вокруг — уйма стеклянных баночек, которыми Аня украшает школу Нос к рождественской благотворительной ярмарке. Это будут подсвечники с еловыми веточками внутри. Ефим с упоением переставляет банки слева направо и справа налево. Я сначала боязливо убрала пару банок с его пути, еще пару — прямо из рук, отвлекая Ефима чем-то хитрым, деревянным и небьющимся. Через минуту я поняла, что это глупо, потому что кругом расставлено еще 55 стеклянных банок. Ефим, как обычно, просто рассмеялся мне в лицо. Интересно, сколько банок разбил Ефим?
Ефим и улыбки
Еще удивительно то, что Ефим все время улыбается. Он улыбается с утра до вечера. Я однажды даже проверила, не привязано ли ниточек с другой стороны головы? Нет, не привязано. А это нормально? С ним точно все в порядке? Он улыбается только мне или всем? Да, с ним все в порядке. Он всегда улыбается и всем. Удивительный ребенок. И когда я вспоминаю о Ефиме, приехав домой, я тоже хочу улыбаться.
Получилась история не про работающую маму, а про маленького Ефима в Носе. Я часто видела, как Таня работает в мастерской, общается с детьми или родителями, Ефим же при этом тоже общается или просто ползает-прыгает-ходит-улыбается рядом. Или Таня работает на втором этаже, а Ефим - с кроликами или морковками познает мир на первом. Я ни разу не видела, чтобы Таня показывала Ефиму слова с карточками или точками по Доману или специально сидела и занималась с ним развитием мелкой моторики. Еще я никогда не видела Таню беспокоящейся: "Что там с Ефимом?" Редко я видела Ефима, который беспокоился: "Что там с мамой?" Для Ефима и его мамы это - безопасное пространство. Для среды он полноправный участник. Нет, все-таки не совсем полноправный. Когда Ефим поднимает руку на общем сборе, говорят, его голос пока не учитывается.
Made on
Tilda