12.12.2017. Мнения
Школа-государство
Чем отличается демократическая среда от обычной школы
Чтобы объяснить работу демократической школы, нужен новый взгляд и новый порядок для старых слов. Нужно перечислить основные принципы и найти образ, который больше других под эти принципы подходит.

Демократическая среда функционирует по каким-то своим законам.
Это не корпорация, не общеобразовательная школа с её вертикальной структурой. Различие не в отрицании старых методов преподавания и тем более не в расшатывании устоев, не в отсутствии формы-парт-звонков-домашних заданий — оно глубже. Разница в самом подходе, в том, как строится работа, как выстраиваются взаимоотношения, по каким чертежам, кем и как возводятся здания. Это разница между архитектурой био-тек и кварталами типовой застройки, между яблоком и батареей, водой и нефтью. Для демократической среды, строго говоря, неприменим термин «школа» ни в его нынешнем, ни в его исходном значении («досуг, времяпрепровождение»). Если мы называем демократическую среду школой, то исключительно для простоты в коммуникации.
Демократической среде впору другой древнегреческий термин — полис, город-государство. Демократическая школа скорее похожа на античные Афины, Милет, Херсонес, чем на завод, принципы организации которого схожи с принципами организации традиционной школы.
Как в полисе, власть в демократической среде принадлежит всем.
Любой значимый вопрос выносится на обсуждение общим собранием, которое принимает решения, устанавливает правила, служит площадкой для объявлений и споров.

Оно же — собрание участников среды — разбирает случаи нарушения правил и при необходимости выносит наказание — вплоть до исключения нарушителя. Иными словами, является судом.

Поскольку модель решения вопросов общим собранием не во всех случаях оказывается эффективной, существуют комитеты и должности, наделяемые определёнными полномочиями. В демократической образовательной среде такими должностями являются, к примеру, ведущий общего сбора, секретарь среды, преподаватели и даже директор. Ключевые позиции, такие как секретарь или директор, должны быть выборными, поскольку ротация власти — один из базовых принципов демократии. Комитеты же могут собираться по любому поводу.

В НОСе установилась следующая практика: когда общий сбор определяет, что вопрос требует дополнительной проработки, то созывает рабочую группу, которая подготавливает проект по данному вопросу и выносит уже готовый проект на обсуждение общим сбором. На прошедшей неделе мы, в частности, созвали так комитеты по Новому году и благотворительной ярмарке.
Справедливости ради важно отметить, что существует спектр задач, напрямую не касающихся образовательного процесса и состояния среды, важных для выживания и роста среды как проекта.
Такие вопросы остаются в ведении администрации — не только потому, что практически невозможно полностью вписать их во внутреннюю жизнь среды, но и потому, что эти вопросы, как правило, далеки от интересов детей. Безусловно, когда вопросы управления проектом затрагивают интересы среды, они выносятся на общее обсуждение, и собрание имеет возможность заблокировать, отвергнуть, отправить на доработку или принять решение администрации. Так, например, общий сбор не разрешил администрации установить сушилку в одном из туалетов и предписал доработать проект.
Как в любом городе-государстве, население демократической образовательной среды невелико.
Просто немыслим мастодонт, эдакий центр образования на 3-5-7 тысяч человек, построенный на самоуправлении и равноправии. Демократическая образовательная среда — это скорее деревушка в сто-сто двадцать человек, не больше. Здесь все друг друга знают и все друг с другом так или иначе взаимодействуют. Небольшое число участников, камерность крайне важна для создания атмосферы.

При том что взрослые и дети разделяют определённые базовые ценности (уважение друг к другу, свобода самовыражения, свобода выбора…), а те, кто не вписываются в парадигму, уходят, здесь господствует плюрализм. Существует несколько горячих точек, в которых участники среды не приходят к компромиссу.
Наиболее показателен вопрос о гаджетах.
Раз в несколько месяцев он выносится на обсуждение общим сбором, и в прошедшую пятницу звучал в очередной раз. В течение двух недель мы проводили эксперимент с целью изучить влияние гаджетов на процесс, на состояние среды и её участников. В первую неделю мы сняли запрет на гаджеты (до той поры нельзя было их использовать в развлекательных целях с 10 до 13 часов). Во вторую, наоборот, ввели строгое табу: использовать их можно было только в рамках студий по совместной договорённости участников. Очень интересным было обсуждение результатов эксперимента: одни говорили, что ни первая, ни вторая неделя не повлияли на их работу, другие были недовольны неделей без запретов (несколько детей в те дни вовсе отказались приходить в школу), третьи жаловались на жёсткое ограничение: они не могли использовать гаджеты для своей внестудийной работы или искать информацию. Голосование по итогам обсуждения привело к тому, что с понедельника в школе начало действовать правило о запрете использования гаджетов в развлекательных целях с 9 до 16 часов. При этом поползли слухи, что часть участников среды (в возрасте от семи до десяти лет, в основном) недовольна решением общего сбора и готовит небольшой переворот. Возможно, мы вернёмся к вопросу о гаджетах уже на этой неделе.
Как и в общественной жизни среды, в образовательном процессе господствует многоголосье.
В отличие от большинства патентованных методик, в демократической среде у преподавателей нет чётко заданных методологических и даже идеологических границ. Преподаватель либо вписывается в среду, нащупывает формат, оптимальный для его работы здесь, либо нет — и это не зависит ни от его личных и профессиональных качеств, ни от опыта работы. Бывает, что самый крутой педагог не вписывается в процесс, а новичок, вчерашний студент, запускает какие-то важные механизмы.

Единственные критерии, которые на входе среда предъявляет преподавателям — это уметь, любить и хотеть работать с детьми и уметь любить и хотеть работать с самими собой. Здесь «что ты хочешь» важнее, чем «что ты можешь», а глаза человека важнее его диплома или резюме. У педагога есть задачи: наполнить среду своими интересами и помочь ребёнку, если у того возникает запрос. Поэтому методика у каждого своя, продиктованная личным опытом, складом характера, интересами. А факторами, определяющими эффективность работы преподавателя, являются собственная его удовлетворённость и удовлетворённость им других участников среды.

Мастерская — так называется пространство, которое создаёт преподаватель и в котором он работает. Мастер в хорошей мастерской получает удовольствие и удовлетворение от своей работы, а её посетители с удовольствием приходят вновь и вновь. Собственно, как и слово «школа», слова «учитель», «преподаватель», «педагог» не вполне подходят для взрослых, участвующих в процессе. Корректнее их называть старшими участниками среды, а детей — младшими участниками. Старшие, взрослые участники выделяются потому, что их функции, их роль в создании среды отличаются от ролей, которые играют дети. Взрослый не только работает над своими проектами и присоединяется к другим проектам или занятиям, интересным ему, но также оказывает поддержку детям, приходит на помощь, когда она оказывается нужна.
Единственные критерии, которые на входе среда предъявляет преподавателям — это уметь, любить и хотеть работать с детьми и уметь любить и хотеть работать с самими собой.
В демократической образовательной среде есть идеология, у этой идеологии может быть автор, но участники среды — в том числе и преподаватели — не обязаны с этой идеологией соглашаться.
Образовательная среда не является школой вот почему. Традиционная школа — это жёстко выстроенная система с чётко обусловленными процессами, с целями, достижение которых обеспечивается вполне определённой методологией. Чтобы стать учителем, нужно получить диплом. Чтобы стать учителем Монтессори или Вальдорфа, нужно пройти определённую подготовку. Вне зависимости от мягкости подходов и дружелюбия преподавателей, школа остаётся заводом по формовке детей, по производству из детей взрослых людей — в лучшем случае, небольшой домашней фабрикой.
В отличие от школы, образовательная среда — это деревушка, город — населённый пункт, — пространство для жизни, площадка для взаимодействия разных людей.
Безусловно, у взрослых здесь будут свои цели, но это не значит, что у детей цели будут теми же самыми. Более того, человек имеет право и вовсе не иметь никакой цели. Здесь не может быть одинаковых маршрутов и схем, сами принципы существования в городской среде иные, чем на конвейере.

Об этом важно помнить, когда мы говорим о демократическом образовании. Образовательная среда — это полис, город-государство со своими законами, видами деятельности, экономикой, внутренней и внешней политикой, судебной системой, со своей общественной, творческой и интеллектуальной жизнью, со своими программистами, историками, пекарями, строителями, футболистами…

Образование — это площадка и люди, её населяющие — и только потом знания и навыки. Когда выходишь на улицу, видишь людей, идущих в разных направлениях. У каждого из них есть своё дело. Каждый, как одежду, носит свой жизненный опыт, свои убеждения, свои вкусы, свои привычки и свой характер. Все они разные. Кто-то из них идёт по делам, кто-то гуляет просто так, без цели — прогуливается. Только среда, построенная по законам многообразия жизнеспособна — в противном случае это антиутопия.


Образование — это площадка и люди, её населяющие — и только потом знания и навыки.
Когда выходишь на улицу, видишь людей, идущих в разных направлениях. У каждого из них есть своё дело. Каждый, как одежду, носит свой жизненный опыт, свои убеждения, свои вкусы, свои привычки и свой характер. Все они разные. Кто-то из них идёт по делам, кто-то гуляет просто так, без цели — прогуливается. Только среда, построенная по законам многообразия жизнеспособна — в противном случае это антиутопия.
Made on
Tilda